Происшествие со студентом киевской иешивы: версии следствия

Вячеслав Лихачев

Произошедший в Киеве 8 апреля трагический инцидент со студентом иешивы сразу попал в фокус внимания общественности и средств массовой информации. Ссылаясь на слова представителей еврейской общины, сложившейся вокруг киевской Синагоги Бродского, журналисты отечественных и зарубежных изданий наперебой сообщали душераздирающие подробности очередного зверского антисемитского злодеяния украинских неонацистов и скинхедов, избивших до полусмерти еврея, возвращавшегося из синагоги после второго пасхального седера (ритуальной трапезы, посвященной началу второго дня праздника Песах).
Пострадавший студент иешивы в киевской больнице. Фото sinagoga.kiev.ua

Поскольку происшествие привело к тяжелым физическим повреждениям, угрожающим жизни молодого человека, а также потому, что оно получило столь широкий общественный резонанс, крайне важно, оставив в стороне эмоции и ни на чем не основанные фантазии, разобраться, что на самом деле случилось. Опираясь на имеющуюся у нас информацию, полученную из правоохранительных органов и из других источников, попробуем восстановить картину произошедшего.

Около часа ночи восьмого апреля, после второго пасхального седера, из Центральной синагоги Киева («синагоги Бродского»), расположенной на углу улиц Рогнеденской и Шота Руставели, вышел и пропал студент Всеукраинской еврейской духовной академии «Томхей тмимим» Александр (Арон) Гончаров. 25-летний молодой человек, украинский гражданин, уроженец российской Тюмени, приехал в Киев из Донецка. По рекомендации Луганского раввина он планировал делать гиюр (т.е., проходить довольно сложную процедуру принятия иудаизма) и учиться в иешиве. Буквально за две недели до трагического происшествия он сделал обрезание.

Камеры наблюдения синагоги Бродского зафиксировали, что молодой человек закурил и ушел по улице. Обратно он уже не вернулся.

Поскольку в Киеве Гончаров проживал в общежитии при иешиве, представители общины начали разыскивать его уже утром, когда оказалось, что он ушел ночью и не вернулся. В милиции ничего не было известно о его судьбе. Александра обнаружили только утром 9 апреля в бессознательном состоянии в больнице, куда он попал с тяжелой открытой черепно-мозговой травмой. Представители синагоги позаботились сначала о переводе пострадавшего в частную клинику. Спустя два дня, 11 апреля, благодаря содействию меценатов, на частном самолете, оснащенном реанимационным оборудованием, его доставили для лечения в Израиль. В тот же день ему была сделана операция. На момент написания этого материала (вечер 13 апреля) он еще не пришел в себя, однако, по словам Патрика Соркина, главного врача реанимационного отделения больницы «Ихилов», его жизнь вне опасности.

Все последние дни представители киевской еврейской общины, связанной с синагогой Бродского, в многочисленных комментариях характеризовали происшествие как преступление на почве антисемитизма. Это ни на чем не основанное предположение, уже в виде уверенного утверждения, сотни раз было воспроизведено средствами массовой информации.
11 апреля президент Украины в специальном заявлении призвал милицию найти преступников и привлечь их к ответственности. «Этот факт должен всколыхнуть все слои украинского населения. Толерантность к людям разных вероисповеданий и национальностей всегда была большим достижением нашего общества. Мы должны сделать все, чтобы это достижение сохранить», говорится в заявлении. «Нельзя допустить разгула радикальных настроений нетерпимости, ненависти на почве веры, языка или национальной принадлежности. Мы будем очень строго и жестко пресекать все попытки подобных провокаций», заявил президент.

В тот же день было возбуждено уголовное дело по ст.121 УК (умышленное нанесение тяжелых телесных повреждений). Милиция разрабатывает две основные версии мотива преступления, не исключая ни хулиганства, ни умышленного нанесения телесных повреждений по мотивам национальной или религиозной ненависти. Однако в милиции также не исключают, что тяжелая травма была получена молодым человеком в результате трагического несчастного случая.

Насколько можно судить по имеющейся у нас информации, включающей результаты предварительного анализа данных, зафиксированных камерами наружного наблюдения, Александр Гончаров получил травму между 07.12 и 07.14 утра 8 апреля на Круглоуниверситетской улице. В 07.18 его, лежащего в луже крови, заметил водитель проезжавшей мимо машины и сообщил об этом встретившимся ему через несколько сотен метров сотрудникам ГАИ, которые и вызвали «скорую». Врачи диагностировали у пострадавшего закрытую черепно-мозговую травму, полученную в результате сильного удара в лобно-височную область (позже диагноз был уточнен -- открытая черепно-мозговая травма, перелом основания черепа). Никаких следов насилия медики «скорой» не зафиксировали, поэтому оповещать милицию не стали. По мнению врачей «скорой», такую травму пострадавший мог получить в результате несчастного случая -- если, например, присел на ограждение, и задремав, упал, завалившись лицом вперед.

Камеры наблюдения, установленные на некоторых домах по ул.Круглоуниверситетской, к сожалению, не зафиксировали самого момента происшествия. Однако, исходя из имеющихся данных, относительно уверенно можно утверждать, что студент иешивы не стал жертвой преступления после выхода из синагоги (и тем более -- не «по дороге домой» после седера, как утверждалось в сообщениях некоторых СМИ) и не пролежал всю ночь на улице. Можно представить себе неонацистов, нападающих на жертву в центре города в час ночи (особенно, если это ночь с субботы на воскресенье); однако скинхедов, шатающихся в поисках потенциальной жертвы до семи часов утра, представить сложно. По крайней мере, среди сотен случаев неонацистских нападений, информацию о которых я накопил за более чем десятилетнюю работу по мониторингу преступлений на почве ненависти, не припоминаю инцидентов, когда уличное насилие происходило бы рано утром.

Как можно предположить со слов тех, кто видел Александра перед выходом из синагоги, боль от сделанного совсем недавно обрезания мешала юноше уснуть и заставила его бродить до утра по центру города.
Нужно отметить, что молодой человек не был одет в традиционную для ультра-ортодоксальных евреев характерную одежду (синагога Бродского и ее иешива относятся к движению Хабад-Любавич). На нем был коричневый пиджак (который, со следами крови, был приобщен к делу и в настоящее время изучается специалистами оперативно-следственной экспертизы, как и образцы брызг крови, взятые с асфальта на месте происшествия). Пострадавший не выглядел как еврей -- поскольку этническим евреем он и не был. Камеры наблюдения синагоги зафиксировали, что выходил в час ночи он из синагоги в кипе -- будучи студентом иешивы, он и не мог находиться в синагоге без кипы. Однако, когда он был обнаружен врачами «скорой помощи», кипы рядом с ним не было.

Таким образом, имеющаяся на настоящий момент информация не только не дает никаких оснований утверждать, что преступление было совершено на почве антисемитизма, но и в целом явно недостаточна для утверждения, что вообще имело место умышленное насилие. Впрочем, следствие еще продолжается, и на сегодняшний день милиция рассматривает все возможные версии, включая преступление на почве ненависти.
Особый резонанс подобных происшествий заставляет особенно тщательно подходить к проверке информации.
Ранее неоднократно уже случалось так, что преступление, совершенное в Киеве в отношении религиозного еврея, без достаточных на то оснований трактовалось как антисемитское. Так, два года назад, в мае 2010 года, широкое распространение в средствах массовой информации получила леденящая кровь история о зверском убийстве студента той же иешивы, совершенном бандой неонацистов по поводу дня рождения Гитлера. В результате нашей проверки выяснилось, что убийство, оперативно раскрытое правоохранительными органами, было совершено на почве личных отношений. Никакого мотива религиозной или этнической ненависти в этом случае и близко не было.

Из сказанного вовсе не следует вывод, что у нас вообще нет (или почти нет) неонацистского насилия, как это нередко утверждают в правоохранительных органах. На протяжении многих лет я осуществляю единственную в стране программу системного мониторинга и анализа преступлений на почве ненависти, и обладаю достаточной информацией для того, чтобы констатировать серьезность проблемы расистского насилия в нашей стране. Более того, на основе собранной мной информации уверенно можно утверждать, что в последние полтора года количество пострадавших от насильственных преступлений на почве ненависти растет. В 2011 году в результате расистских нападений пострадали как минимум 48 человек. И это если учитывать только те случаи, в которых достаточно информации для уверенного утверждения мотива расовой или этнической ненависти в действиях преступников. Количество же именно антисемитских инцидентов при этом на протяжении последних лет стабильно, из года в год, снижается. За исключением конфликтов в Умани, где ситуация в связи с массовым паломничеством ультра-ортодоксальных евреев имеет специфический характер, в 2011 году не было зарегистрировано ни одного случая насилия, в котором уверенно можно было бы констатировать антисемитский характер.
Жертвами уличных расистов в Украине сегодня становятся в первую очередь выходцы из стран Африки, Центральной, Южной и Юго-Восточной Азии, государств Южного Кавказа и российских северокавказских республик.
Приведу только несколько примеров, чтобы далеко не ходить. В ту же ночь на 8 апреля, когда Александр Гончаров вышел из синагоги, в Киеве пятеро подростков избили на улице иностранного студента из Гвинеи. В результате нападения африканец был госпитализирован. На следующий день, когда студента иешивы нашли в больнице представители общины, в Луганске должен был начаться суд над организатором расистского погрома в университетском городке, в результате которого было госпитализировано четверо студентов из Индии, Азербайджана и Туркменистана.

Кроме того, в тот же самый день должен был начаться суд по делу о расистском нападении на двух студентов из Нигерии. К сожалению, президент Украины не выступал с заявлениями в связи с этими преступлениями. Ни один из 48 пострадавших в результате расистских преступлений в прошлом году не удостоился внимания главы государства. Более того, мы вынуждены констатировать наличие, на наш взгляд, значительных проблем с адекватной квалификацией преступлений и справедливым расследованием многих подобных дел - в том числе, в упомянутых случаях.

Проблема расизма в Украине, к сожалению, существует и без фантазий, базирующихся на непроверенной информации.

На нижнем фото: студент из Гвинеи, пострадавший в результате избиения в ночь на 8 апреля, в больнице.

Источник: http://eajc.org/page18/news29951.html

---------------------------------------------------------------

Новости
Контакт