Противодействие антисемитизму и ксенофобии в Украине со стороны правоохранительных органов и органов государственной власти

Вячеслав Лихачев

Законодательство
Согласно единодушному мнению экспертов и представителей государственных органов, существующая в Украине законодательная база в сфере пресечения проявлений антисемитизма и ксенофобии устарела и явно недостаточна.
В действующем Уголовном кодексе Украины есть статья 161 о «разжигании национальной вражды», перекочевавшая из советского УК. 

Эта статья, озаглавленная «Нарушение равноправия граждан в связи с их расовой, национальной принадлежности или отношению к религии», начинается словами «Умышленные действия, направленные на разжигание национальной, расовой или религиозной вражды и ненависти, на унижение национальной чести и достоинства или оскорбление чувств граждан в связи с их религиозными убеждениями, а также прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или непрямых привилегий граждан по признакам расы, цвета кожи, политических, религиозных и иных убеждений, пола, этнического и социального происхождения, имущественного положения, места проживания, по языковому или иному признаку…». Эта же статья предусматривает наказание за «те же действия, связанные с насилием», и даже «повлекшие за собой смерть людей».
Кроме того, в ст. 67 УК, посвященной отягчающим обстоятельствам, среди прочих присутствует пункт «совершение преступления на почве расовой, национальной или религиозной ненависти».

Теоретически, именно 161 ст. УК должна дать юридическое основание для уголовного наказания как пропаганды ксенофобии и антисемитизма, так и преступлений на почве ненависти (hate crimes). Однако текст статьи сформулирован таким образом, что осудить по ней злоумышленника чрезвычайно сложно. Оставив в стороне мелкие замечания (на мой взгляд, вся статья представляет собой печальный и поучительный курьез), обратим внимание на наиболее принципиальный фактор – необходимость доказательства прямого умысла.

Осуществить это на практике чрезвычайно сложно. Поэтому, когда речь идет об актах вандализма или преступлениях на почве ненависти, связанных с насилием, преступники формально обвиняются по «неидеологическим» статьям УК типа «вандализм», «надругательство над могилами», «хулиганство», «разбой», «убийство», и т.п. Единственный на сегодняшний день случай, когда  в обвинении официально фигурирует в качестве отягчающего обстоятельства совершение преступления на почве ненависти – это рассматривающееся в суда в настоящее время дело об убийстве осенью 2006 г. гражданина Нигерии. Такое положение дел, когда расисты формально проходя по «хулиганке» и подобным статьям, среди прочего, делает невозможным в том числе для государственных органов суммирование статистики относительно реального количества преступлений на почве ненависти в стране.   

В тех же случаях, когда применение 161 ст. УК является единственной возможностью привлечь преступника к ответственности (например, когда речь идет о пропаганде ненависти, в том числе, посредством СМИ), на практике это означает безнаказанность. Правда, ст.3 ч.1  Закона «О печатных средствах массовой информации (прессе) в Украине» гласит, что печатные СМИ не могут быть использованы, кроме прочего, в разжигании расовой, национальной, религиозной вражды. Согласно ст.18 этого Закона, единственное предусмотренное наказание издания за подобное нарушение – ликвидация регистрации. Однако, как показывает прецедент 2004 г. («дело «Сельских вестей»), сам по себе Закон о СМИ не может работать в условиях «неработоспособной» ст. 161 УК.

Тогда Шевченковский районный суд г. Киева на основании иска к газете «Сельские вести» признал ряд антисемитских публикаций в этой газете разжигающими межнациональную вражду и закрыл издание. Однако, поскольку разжигание межнациональной вражды – это уголовное преступление, то, строго говоря, публикация может считаться «разжигающей» только после вынесения соответствующего приговора суда по уголовному делу, возбужденному по ст.161 УК (что, как мы отметили выше, практически невозможно). Руководствуясь этой логикой, Апелляционный суд г.Киева отменил решение Шевченковского райсуда о закрытии «Сельских вестей». В 2005 г. Верховный суд подтвердил решение Апелляционного суда.

Таким образом, из-за несовершенства законодательной базы пропагандисты ксенофобии остаются безнаказанными. В настоящее время обсуждаются различные варианты совершенствования УК и/или принятие специального законодательства, позволяющего точнее квалифицировать и эффективнее карать преступления на почве ненависти. Существуют различные концепции реформирования законодательства в этой сфере. В начале 2008 г. в Верховной раде было зарегистрировано три различных законопроекта, подготовленных народными депутатами Геннадием Москалем (фракция «Наша Украина – Народная самооборона») и Александром Фельдманом (фракция «Блок Юлии Тимошенко»), а также поданный в парламент президентом Украины Виктором Ющенко. Отмечу, правда, что на мой субъективный взгляд все три проекта далеки от идеала; при условии серьезной доработки в процессе принятия в Верховной раде с учетом мнения независимых юристов и представителей общественности наиболее юридически обоснованным и адекватным ситуации представляется законопроект Г.Москаля.

Действия правоохранительных органов. Правоприменительная практика
Руководители государства, президент, премьер-министр, лидеры основных политических сил (как находящихся у власти, так и оппозиционных) постоянно выступают с заявлениями, осуждающими антисемитизм, как абстрактными, так и конкретными, посвященными основному источнику антисемитской пропаганды на протяжении последних шести лет – Межрегиональной академии управления персоналом (МАУП). Надо сказать, что такая четко артикулируемая позиция политических лидеров страны оформилась только начиная с 2005 г. – до «Оранжевой революции» ни предыдущий президент, ни представители органов государственной власти уровня премьер-министра или просто министров никогда не обращались к подобной проблематике (при том, что МАУП начал свою антисемитскую кампанию, беспрецедентную за всю историю независимой Украины по интенсивности и объемам выпускаемой пропагандистской продукции, в 2002 г.).     

Конечно, сам факт того, что руководители органов государственной власти признают существование проблемы и публично ее комментируют, не может восприниматься как достаточный. Государство обязано противодействовать антисемитизму и ксенофобии не только политическими заявлениями, но и более эффективными методами.  

В силу описанных выше юридических проблем, применение уголовного законодательства в отношении антисемитов (например, руководства той же МАУП) и других ксенофобов затруднено. Однако следует отметить, что правоохранительные органы в рамках существующего законодательства довольно активно пытаются противодействовать ксенофобам. Особенно активизировались Министерство внутренних дел и Служба безопасности Украины (СБУ) в 2007 г. К сожалению, для подобной активизации есть немало объективных факторов, беспокоящих общественность, международные организации и руководство Украины.

В первую очередь, речь идет о стремительном росте, начиная с осени 2006 г., количества связанных с насилием преступлений на почве ненависти в отношении иностранцев и представителей национальных, расовых и религиозных меньшинств. К сожалению, рост числа расистских нападений, в том числе приводящих к тяжелым увечьям или смерти жертвы, продолжается до настоящего времени. Этот факт вынуждены были признать руководители Министерства внутренних дел, Министерства образования и науки (поскольку среди пострадавших немало иностранных студентов), и др.

Кроме того, осенью 2007 г. со стороны ряда еврейских организаций (как украинских, так и иностранных, в первую очередь – российских) был озвучен тезис о небывалом росте антисемитизма в Украине. Правда, по имеющейся информации, ни о каком росте антисемитизма в Украине реально не идет и речи, что подтверждается данными единственного на настоящий момент системного мониторинга проявлений антисемитизма и ксенофобии, осуществляемого в Украине на протяжении многих лет Ваадом Украины, Евроазиатским еврейским конгрессом и Конгрессом национальных общин Украины. Отсутствие роста антисемитских преступлений особенно заметно на фоне резкого увеличения преступлений на почве ненависти в отношении других меньшинств. В подобном контексте тот факт, что государство обращает гораздо больше внимания на антиеврейскую активность, а не на вопиющие проявления ксенофобии в отношении других групп, выглядит даже несколько странно.

Среди конкретных примеров реакции государства на обеспокоенность общественности можно привести следующий факты. В частности, в конце 2007 г. в СБУ был создан специальный оперативный отдел по борьбе с антисемитизмом и ксенофобией. Активизировались усилия МВД, направленные на борьбу с преступлениями на почве ненависти. В Министерстве иностранных дел была введена новая должность – Посол по особым поручениям по вопросам противодействия расизму, ксенофобии и дискриминации.

Надо сказать, что преступления на почве ненависти довольно часто раскрываются. Относительно антисемитских преступлений, особенно заметен прогресс, произошедший в 2007 г. относительно предыдущих лет в сфере раскрытия преступлений, связанных с вандализмом и осквернением мемориалов. Ранее такие преступления не только не раскрывались, но и почти не расследовались; в 2007 г. во многих случаях следствие оперативно устанавливало виновных даже если речь шла о лозунгах, написанных на заборах. А виновные в наиболее серьезном акте вандализма в минувшем году, нарисовавшие свастики и антисемитские лозунги на надгробиях на еврейском кладбище в Одессе, впервые за подобное преступление (насколько мне известно) за историю независимой Украины были приговорены к лишению свободу (ранее, если дело доходило до суда, обвиняемые отделывались штрафами или, в крайнем случае, условным сроком). Таким образом, сдвиг, произошедший в 2007 г. в отношении правоохранительных органов к расследованию и наказанию за преступления на почве ненависти, довольно серьезен.   

Есть, правда, некоторые опасения, связанные с тем, что сотрудники правоохранительных органов в обстановке общественного давления и столкнувшись с необходимостью особенно серьезно отчитываться перед своим руководством о раскрытии подобных преступлений не всегда корректно действуют в рамках полномочий и стремятся отрапортовать о раскрытии преступления даже в том случае, если нет уверенности в виновности конкретных обвиняемых.  

В конце 2007 г. стало известно о более настойчивых, чем ранее, попытках возбуждения уголовных дел по ст.161 УК против пропагандистов антисемитизма. О результатах говорить пока рано. Возможно, конечно, при наличии определенной политической воли довести до суда одно или два подобных «показательных» дела. Однако, на мой взгляд, кардинальным образом изменить положение может только усовершенствование законодательной базы.  

Март 2008


Контакт