газета "Хадашот"- еврейские новости №102

вернуться на главную страницу

ЗИСЕЛЬС НА РАСПУТЬЕ

Предисловие


Редакция некоторое время расходилась во мнениях, печатать нижеследующий материал или нет. Дело в том, что наряду с несомненными полемическими и стилистическими достоинствами статьи Виталия Нахмановича в ней есть ряд фактических неточностей, а также неприкрытое намерение использовать вполне самостоятельную тему «Персона нон грата» для продолжения дискуссии по проблеме Бабьего Яра.

Разница взглядов редакции и г-на Нахмановича заключается в том, что последний считает единственной причиной «наезда» Рабиновича и Ко на Иосифа Зисельса проблему Бабьего Яра. Такой же точки зрения придерживается целый ряд «радикалов», успешно противостоящих идее явно ошибочного выбора «Джойнтом» места для реализации проекта «Наследие».


Мы же считаем, что проблема Бабьего Яра является только поводом для сведения «политических» счетов и очередной попытки устранить из еврейской жизни руководителя Ваада Украины г-на Зисельса. И дело тут вовсе не в конкуренции на «еврейской улице», т.к. более 60-ти успешно реализуемых программ и проектов Ваада Украины не оставляют сомнений в полезности данной организации для евреев.

Гораздо важнее ее демократический характер и занятая руководством Ваада Украины во многих вопросах еврейской жизни нравственная позиция.

О чем бы ни шла речь: будь то социальная защита или образование, реституция еврейской собственности или проблема Бабьего Яра, — Ваад всегда выступает на стороне правды против лжи, защищает слабых против любых проявлений насилия, в т.ч. информационного. Когда сталкиваются интересы еврейской общины и «патронирующих» организаций, простых людей и истеблишмента, руководство Ваада Украины всегда занимает единственно приемлемую для него позицию: быть на стороне слабого.

По нашему убеждению, именно данное обстоятельство является главной причиной периодических нападок на Иосифа Зисельса некоторых представителей местного еврейского истеблишмента, а с другой стороны — мощной кампанией в защиту Иосифа Зисельса, в которой приняли участие десятки и сотни простых евреев Украины, незаангажированные руководители организаций и общин, многие наши друзья и коллеги по еврейскому возрождению в СНГ.


И все же, несмотря на несогласие с рядом фактов и оценок Виталия Нахмановича, редакция сочла необходимым разместить указанный материал на страницах «Хадашот», оставив за собой право на развернутый комментарий.


Редакция

Часть 1. Персона «нон грата»


— Я требую исключить Рабиновича из партии!
— Так он не член партии.
— Значит, принять и исключить!


9 июля 2003 г., в 15:23, на сайте новостей Всеукраинского еврейского конгресса появилось заявление т.н. Совета руководителей всеукраинских еврейских организаций. Само заявление датировано еще 24 июня, но время его появления неслучайно, и мы еще будем об этом говорить. Согласно этому документу, Председатель Ваада Украины Иосиф Зисельс «объявляется персоной нон-грата в еврейской общине и не имеет права представлять еврейскую общину Украины».


Не знаю, как у других, а у меня этот грозный текст вызвал однозначную ассоциацию...


— Довольно болтать Джон Сильвер, — сказал желтоглазый верзила. — Команда, собравшись на сходку, как велит обычай джентльменов удачи, вынесла решение послать тебе черную метку. Переверни ее, как велит наш обычай, и прочти, что на ней написано. Тогда ты заговоришь по-иному.


— Спасибо, Джордж, — отозвался Сильвер. — Ты у нас деловой человек и знаешь наизусть наши обычаи. Что ж тут написано? Ага! «Низложен». Так вот в чем дело! И какой хороший почерк! Точно в книге. Это у тебя такой почерк, Джордж? Ты первый человек во всей команде. Я нисколько не удивлюсь, если теперь выберут капитаном тебя...


— Ну-ну! — сказал Джордж. — Нечего тебе морочить команду. Послушать тебя — ты такой и сякой, но все же слезай с бочки. Ты уже у нас не капитан. Слезай с бочки и не мешай нашим выборам!


«Остров сокровищ» в детстве все читали?

А теперь к предыстории. Совет руководителей и т.д. возник осенью прошлого года и сформирован был по одному-единственному принципу: в него вошли те руководители, которые поддерживают идею строительства общинного центра «Наследие» в Бабьем Яру. Соответственно, время на заседаниях Совета было распределено поровну между подготовкой очередного фарса под названием «Съезд евреев Украины» и принятием резолюций, в которых высказывалась горячая любовь к «Джойнту» и готовность всеми силами способствовать воплощению в жизнь проекта «Наследие».


Съезд евреев же имел (и имеет, и будет иметь) также только две цели: закрепить за участниками Совета звания «главных евреев Украины» и... поддержать идею строительства общинного центра «Наследие» в Бабьем Яру.


О центре «Наследие» ниже. А пока о Зисельсе.

С Зисельсом была одна проблема. С одной стороны, звать его в Совет ну никак не хотелось! А с другой, Ваад — все же всеукраинская организация... Поэтому к концу февраля 2003 г. родился компромисс.


Выглядело это следующим образом. Дверь в секретариате Ваада на Курской, 6 открылась и в нее неуверенно вошла симпатичная девушка.
— Мне нужно передать письмо Иосифу Зисельсу.
— Пожалуйста, — сказала секретарь Ваада Мара... — А откуда?
— Из Объединенной еврейской общины Украины, — ответствовала барышня и тут же поспешно добавила:
— Но его подписали многие организации.
— Ну, положите на стол, — беспечно махнула рукой Мара, не подозревая какой важности документ «приехал» в Ваад.
— А нельзя ли получить расписку? — поинтересовалась барышня.
— В чем? — удивилась Мара.
— Ну, в том, что Вы это письмо получили.
— А на чье имя?
— Ну, напишите, что получили письмо от Объединенной еврейской общины...
— А откуда я это знаю? — Мара явно начинала развлекаться.
— Ну, я же Вам сказала...
— А документ у Вас есть?
— У меня в паспорте это не написано!
— Тогда ничем не могу помочь. Хотите, посылайте с уведомлением о вручении, тогда и расписка будет.
Девушка ретировалась.
— А завтра она придет и скажет, что принесла письмо от английской королевы, — Мара веселилась вовсю.
От девушки остался белый конверт с сиротливой надписью: «Г-ну Иосифу Зисельсу». Внутри лежал текст на простеньком (десять минут работы на компьютере) бланке Совета с полным списком его членов, но почему-то без единой подписи...


Нет, опять не могу не процитировать классику!


Заговорщики собрались в кружок на склоне холма между домом и частоколом. Один из них держал головню. Другой стоял посередине на коленях. В руке у него был открытый нож, лезвие которого поблескивало, озаренное то луной, то факелом. Остальные немного согнулись, как будто глядя, что он делает. У него в руках появилась какая-то книга. И не успел я подумать, откуда у него такая неподходящая для разбойника вещь, как он поднялся с колен, и все гурьбой направились к дому...
Дверь распахнулась, и пятеро пиратов нерешительно столпились у порога, проталкивая вперед одного.
При других обстоятельствах было бы забавно смотреть, как медленно и боязливо подходит выборный, останавливаясь на каждом шагу и вытянув правую руку, сжатую крепко в кулак.
— Подойди ближе, приятель, — сказал Сильвер, — и не бойся: я тебя не съем. Давай, увалень, — что там у тебя? Я знаю обычаи. Я депутата не трону.
Ободренный этими словами, разбойник ускорил шаг и, сунув что-то Сильверу в руку, торопливо отбежал к товарищам.


Итак, безымянное заявление, принесенное нервной девушкой, содержало приглашение «войти в состав Совета представителю Ваада Украины — одной из старейших еврейских организаций страны». Вместе с тем неподписавшиеся авторы считали, что «личное присутствие» самого Зисельса «среди руководителей всеукраинских еврейских организаций неприемлемо и нежелательно».


Ваад отреагировал быстро и однозначно: Президиум постановил не входить в Совет и не участвовать в проведении «Съезда евреев», а сам Зисельс вызвал значившихся среди авторов заявления р. Якова Блайха и р. Моше Асмана на раввинский суд.


Понятно, что Совет этого так оставить не мог. Заявление от 24 июня стало ответным шагом. В своем комментарии директор Объединенной еврейской общины Эдуард Долинский предупреждает:


«Зисельс должен предстать перед раввинским судом. [Так он, вроде, и не против, чего нельзя сказать о его оппонентах. — В.Н.] В противном случае последствия могут быть необратимыми: решением раввинского суда еврею могут запретить посещать синагогу, присутствовать на субботней трапезе, находиться в одном помещении с другими евреями...»


А что у нас по этому поводу пишет Стивенсон?
Повар глянул на свою ладонь.
— Черная метка! Так я и думал, — проговорил он. — Где вы достали бумагу?.. Но что это? Ах вы, несчастные! Вырезали из Библии! Ну, будет уж вам за это! И какой дурак разрезал
Библию?
— Вот видите! — сказал Морган. — Что я говорил? Ничего хорошего не выйдет из этого.
— Ну, теперь уж вам не отвертеться от виселицы, — продолжал Сильвер. — У какого дурака вы взяли эту Библию?
— У Дика, — сказал кто-то.
— У Дика? Ну, Дик, молись Богу, — проговорил Сильвер, — потому что твоя песенка спета.


Ну, ладно, трапеза трапезой, а какие реальные беды могут ожидать Зисельса? Какие-какие? Да, очень простые!
Есть такая старая игра: стулья ставят в кружок, а вокруг них хороводом ходят гости. По команде все садятся. Кроме одного. Которому стула не хватило.
Эта игра очень популярна в среде наших еврейских деятелей. Сколько лет длится наше т.н. «возрождение», столько они в нее играют. Правда, пока никто так окончательно и не вылетел — только новые прибавляются. Но все время живет надежда: вот на этот раз садимся навсегда.
Г-споди, вот ведь незадача-то! Ну что, стульев, что ли, мало? Вон, вроде, у каждого по стулу. А у некоторых и по два... Да, стульев-то хватает. Только после игры гостей обычно приглашают к столу, а это уже совсем другое дело. «Ведь пряников сладких», как известно, «всегда не хватает на всех».
Чем, значит, наказан Зисельс? А вот чем: он теперь «не имеет права представлять еврейскую общину Украины перед государственными, общественными, неправительственными, национальными, религиозными организациями Украины и мира». (NB: ООН забыли! Придется еще одно заявление принимать.)
А зачем представлять? Правильно, чтоб деньги давали, гранты всякие, на конференции бесплатно приглашали. А с государства, с него, глядишь, и по реституции чего урвать можно. Но это все только для тех, кто «имеет право». А для тех, кто «не имеет» — шиш! Персона, так сказать, «нон гранта».

Часть 2. «Мировая закулиса»


— Гражданин, Вы чего это под фонарем ползаете?
— Часы ищу.
— А где Вы их потеряли?
— Там, под забором.
— Почему же здесь ищете?
— А здесь светлее...


Так чем же он на этот раз провинился, голубчик-то наш? Чем не угодил «высшему представительскому органу евреев Украины»?


Кстати, любопытно. Раз Зисельса лишили «права представлять», значит, предполагается, что до сих пор он его имел. А господа «руководители» и по сей день имеют.

Вот только вопрос: а кто им всем это право дал? Может, народ еврейский? Так, они же, вроде, специально съезд затеяли, чтобы это право получить...


Интересное дело: Съезда еще не было и будет ли — неизвестно, а права — они уже вот, пожалуйста!
Эх, опять классика забыли. Другого на сей раз, пролетарского:
«Права не дают — их берут!»
Ну, это так, к слову. Так в чем же зисельсова вина? А вот в чем:


«... деструктивная деятельность Председателя Ваада Украины Иосифа Зисельса... принесла значительный вред еврейской общине Украины, ее единству и целостности, способствовала разжиганию антисемитизма и межнациональной розни».


Ничего себе! Может, его лучше сразу расстрелять?!
«Да-да, отрезать ему хвост! По самую голову!!!»

Приблизительно так отреагировала на сообщение об «изгнании Зисельса из рая» газета «Персонал Плюс» — печатный орган печально известной Межрегиональной академии управления персоналом. В редакционной заметке, принадлежащей, очевидно, перу редактора-многостаночника Игоря Слисаренко, с восторгом цитируется как само заявление Совета руководителей, так и комментарий г-на Долинского.


«А может не стоит ждать, — заключает г-н Слисаренко, — пока И.Зисельс придет на раввинский суд, а передать его в руки украинской прокуратуры?»


Ну, что ж, достойный итог! Признаться, я искренне рад. Наконец-то временные недоразумения между г-дами евреями и г-дами антисионистами разъяснились к вящему удовольствию обеих сторон. Теперь вместо того, чтобы с пеной у рта поносить друг друга печатно и в судах, г-да Рабинович и Щекин, а также их соратники, сотрудники и единомышленники будут дружно бороться с антисемитизмом и межнациональной рознью.
«Мы устроим такую борьбу за мир, что камня на камне не останется!»
Да, а все-таки, как же г-н Зисельс раздувал и разжигал?..


— А я думал, ты и вправду знаешь обычаи, — презрительно возразил Сильвер. — Тебе придется еще малость подождать, потому что я покуда все еще ваш капитан. Вы должны предъявить мне свои обвинения и выслушать мой ответ. А до той поры ваша черная метка будет стоить не дороже сухаря. Посмотрим, что из этого выйдет.
— Не бойся, обычаев мы не нарушим, — ответил Джордж,
— мы хотим действовать честно. Вот тебе наши обвинения. Во-первых, ты провалил все дело...


В июньском заявлении о «деле» этом нет ни слова. Но вот в февральском имелся пассаж, в котором анонимные авторы требовали от Зисельса прекратить «вынесение внутренних вопросов общины за ее пределы и вовлечение в их обсуждение людей, не имеющих к этим проблемам никакого отношения».


Это о каких же таких «внутренних вопросах» речь? Г-н Долинский поясняет: «...действия руководителя ВААДа [специально для г-на Долинского и редакции газеты «ВЕК» (или «Век») поясняю: Ваад — не аббревиатура, а еврейское слово, обозначающее, между прочим, «Совет». — В.Н.] Иосифа Зисельса не укладываются ни в какие рамки. Даже когда у нас есть разногласия — по вопросам строительства мемориального комплекса «Наследие» или ряду других вопросов, мы всегда стремимся договориться таким образом, чтобы, прежде всего, от этого выиграла еврейская община, а не отдельные личности...»


Перевожу на русский язык. Первое: еврейская община — это «мы» («людовики четырнадцатые, каторзы»). Все вопросы надо решать так, чтобы все «мы» не оставались внакладе. Второе: сегодня есть 1 (прописью: «один») вопрос, связанный с деятельностью еврейских организаций, который обсуждается по всей стране. Это вопрос о строительстве в Бабьем Яру пресловутого общинного центра «Наследие». И это «нам» не нравится. Потому что «мы» и так чувствуем себя полными идиотами. Мы за «Джойнт» всей душой, а они... Тьфу, даже вспоминать противно!


Вот «мы» им всем Советом письмо написали: так и так, дескать, готовы «в полном составе Совета войти в расширенный Комитет по сооружению комплекса». А в ответ эдак с прохладцей: «Совместно с местными еврейскими организациями «Джойнт» планирует создать Совет Центра...» В том смысле, что вы, ребята, молодцы, рвите, это, ну, то самое. А мы посмотрим, поглядим, и, может быть, и вправду «воды в бассейн нальем».
А что «ребятам» делать?! Они и рвут. И рвут, и врут...
Помните, когда появилась на сайте анафема Зисельсу? 9 июля, в 15:23. В самый разгар пресс-конференции, которую учинили главные активисты строительства: г-да Левитас и Фильваров. Г-н Фильваров был относительно краток. Он представил «обновленный» проект центра, отличающийся от прежнего тем, что в нем театры переименованы в «конференц-залы», зато добавлен... Центр помощи материнству и детству.


Так и вижу дедушку Фильварова в окружении стайки детишек:
— Будете плохо себя вести — попадете в Бабий Яр!
«А в остальном, прекрасная маркиза...»:
— Центр организации студенческой и общинной работы (это чтобы молодежь о вечном помнила? memento more, так сказать?);
— Центр организации социальной помощи (это чтобы старики к кладбищу привыкали?);
— общинно-просветительский комплекс (это там, где
г-н Левитас и его лжесвидетели будут травить байки о том, что Бабьего Яра вообще не было?);
— классы по изучению и возрождению традиционных
еврейских ремесел (курс молодого гробовщика, что ли?);
— благотворительная столовая (это у кого же кусок-то в горло полезет?);
— а также труднопереводимый «Центр общинно-громадських зв’язків» (прошу прощения, по-русски получается что-то вроде «общинно-общественных связей»).
Г-н Левитас был куда разговорчивее. Хотя «в показаниях» явно путался. Так, он сообщил, что: «Мысли о создании музея были давно. Мы обращались к иностранным инвесторам, понимая, что собственными силами ничего не сделаем. И наконец, откликнулся Американский распределительный комитет «Джойнт»... Каким-то образом «Джойнт» собрал деньги в Америке, мы об этом и не знали...».


Так знали или не знали? Обращались или не обращались?!


По поводу протестов г-н Левитас сначала сказал: «Все эти протесты были бы уместны, если бы здание построили и вы увидели бы, что там танцуют. А протестовать против пустого места, ведь можно говорить, что угодно». А затем вдруг добавил: «По поводу строительства у Софийского собора и в Лавре тоже протестовали...»


Вот это верно! Г-ну Левитасу наплевать на протесты, как наплевать и тем, кто строит возле Софии и в Лавре. Впрочем, когда построят — протестуйте на здоровье, «нам-то» тогда ваши протесты будут до...


Но больше всего г-на Левитаса возмущает, что «против строительства выступает руководитель немецкого общества...» Т

о есть, когда надо у немцев денежки брать на пайки и семинары, тогда мы тут как тут. А слова при этом сказать не смей, потому как ты «фашист проклятый» и всю свою жизнь должен биться головой об стенку и каяться!


А то г-ну Левитасу невдомек, что немцы наши украинские — это те, кто из-за этих фашистов был выслан, сослан и посажен, лишен всего, как и многие другие народы «необъятной родины моей»...


Но что там немцы! Г-н Левитас ради Центра своего общинного готов всю страну поставить буквой «зю». Вот что он выдал недавно в интервью газете «Эйникайт»:

«Я вижу огромную опасность в том, что если под давлением недоброжелателей власти изменят свое решение, не разрешат нам строить центр, — в этом случае неизбежно в мире развернется антиукраинская кампания. Совершенно незаслуженно нашу страну будут обвинять в государственном антисемитизме. Наверняка не останутся в стороне Европарламент, Совет Европы, последуют санкции»...


Так в чем же вина Иосифа Зисельса? Да в том, что он вместе со всеми порядочными людьми, евреями и неевреями, со всем украинским обществом выступает против этого самого строительства. И если кто-то считает, что тем самым Зисельс объединился с неевреями против евреев, то он глубоко ошибается. Зисельс как раз с теми, кто выступает ЗА евреев, ЗА их право ходить с высоко поднятой головой, не стыдится содеянного, право жить в мире и дружбе со всеми народами нашей страны.
Против евреев выступают те, кто затеял эту грандиозную провокацию, те, кто грозит Украине международными санкциями и пытается лишить права голоса по своему усмотрению целые национальные общины. Те, кто нарочно или по недомыслию хочет навлечь на евреев Украины ненависть и презрение окружающих.
Вот такая «мировая закулиса»!

 

Часть 3. «Время обнимать и время удаляться от объятий...»


На Генуэзской конференции в 1922 г. встречаются Красин и Ллойд-Джордж.
Ллойд-Джордж в смокинге и белой манишке.
И Красин в смокинге и белой манишке.
Ллойд-Джордж говорит на трех языках.
И Красин говорит на трех языках.
У Ллойд-Джорджа золотые часы с надписью: «Ллойд-Джорджу от членов Палаты общин».
И у Красина золотые часы с надписью: «Савве Морозову от русских рабочих»!


Насколько меня порадовала реакция «Персонала», настолько же расстроила реакция соратников г-на Зисельса.


— ...Вы говорите, что я провалил все дело? Но ведь вы знаете, что я хотел. Если бы вы послушались меня, мы все находились бы на «Испаньоле», целые и невредимые, и золото лежало бы в трюме, клянусь громом!


Других ассоциаций у меня эти массовые заявления в поддержку «лидера гражданского общества» и устроителя всех и всяческих конференций и симпозиумов не вызывают.


Нет, ну конечно, все это где-то так и есть. Я не про «лидера» и не про симпозиумы, а про то, что если бы Зисельса послушали год назад и пошли бы на компромисс с размещением центра, то все сегодня выглядело бы по-иному.


Ну, а может, все к лучшему? Пусть братаются Щекин с Рабиновичем и Слисаренко с Левитасом. Я бы вообще предложил им «личную унию». Щекин, в знак признания его многолетних, «глубоких» и многочисленных трудов по еврейскому вопросу, вводится в состав Совета руководителей всеукраинских еврейских организаций (МАУП, поди, тоже «всеукраинская»).

А г-н Левитас, в свою очередь, становится членом научного совета МАУП — как человек, внесший неоценимый вклад в дело отрицания самого существования Бабьего Яра, не говоря уже о каких-то там расстрелах.


А вам, г-н Зисельс, я хочу напомнить, что Вы стали единственным еврейским функционером, которого пригласили в состав Комитета «Бабий Яр». Так в какой компании Вам, Иосиф Самойлович, приятнее: со Щекиным и Левитасом или с Дзюбой и Поповичем?


Так что не оправдываться Вам надо, а вспомнить, чем Вы отличаетесь от всех этих «всеукраинских советчиков» (т.е., пардон, «всееврейских руководителей»). А тем и отличаетесь, что у Вас есть прошлое, которым можно гордиться.


Вспомните, Иосиф Самойлович, политзека Зисельса. Вспомните, что, кроме грантов и семинаров, есть принципы и проблемы. Настоящие проблемы:
— то, что в стране нет ни одного своего раввина — все «привозные»;
— то, что ни в одной еврейской школе не учат по нашим учебникам — только по израильским;
— то, что в синагогах миньян собирается только за деньги или за бесплатный суп;
— то, что наши миллионеры вкладывают деньги в пустующие синагоги, а еврейских стариков кормит Германия;
— то, что во всей стране нет ни одной независимой еврейской газеты — все ведомственные;
— то, что в Германию и США уезжает больше людей, чем в Израиль;
— то, что в Попечительском совете той же МАУП полтора десятка ведущих политиков страны...
Вам мало, Иосиф Самойлович? Разберитесь хотя бы с этим!


И помните, что когда в разжигании антисемитизма обвинили Вас, то тем самым в этом обвинили и всех тех, вместе с кем Вы выступаете против кощунства и позора в Бабьем Яру. А ведь это виднейшие представители отечественной интеллигенции, десятки общественных организаций и политических партий!


Помните об этом и решайте:
С кем Вы, господин Зисельс?!


Виталий Нахманович

Комментарий редакции


Начнем с того, что название данной статьи видится нам скорей со знаком вопроса «Зисельс на распутье?», — чем без него. Иосиф Зисельс не находится ни на каком «распутье» — перед ним не стоит проблема выбора, которую автор статьи г-н Нахманович довольно искусственно пытается навязать ему. Похоже, задав название статьи, г-н Нахманович как бы повесил на стену некое ружье, которое должно выстрелить в последнем акте пьесы. Оно и выстрелило...


Что же все-таки автор статьи имел в виду под «распутьем», понять сложно.

Из самого текста следует, что и в проблеме Бабьего Яра сам Зисельс занял вполне принципиальную и однозначную позицию.

Другое дело, учитывая напряжение, создавшееся в еврейской общине Украины летом 2002 г., он впервые публично выступил по данной теме в газете «Хадашот» с компромиссным предложением о разделении проекта «Наследие» на две части: мемориальную (в Бабьем Яре) и общинную (за его пределами).

Любой человек, идентифицирующий себя с общиной, прекрасно понимает движущие мотивы такого предложения: это стремление, несмотря ни на что, сохранить мир в общине и в то же время не предать свои убеждения. Кстати, Виталий Нахманович тогда также подписал компромиссное предложение...


Иосиф Зисельс еще в конце 60-х годов выбрал свой путь на том «распутье», на котором находились тогда многие: смириться с ложью и насилием, господствующими в советском обществе, или, в меру своих скромных сил, противодействовать им? Выбор, сделанный Зисельсом более трех десятков лет назад, подтверждается всей его жизнью, в т.ч. участием в еврейской общинной деятельности. Об этом красноречиво свидетельствуют его статьи, выступления и действия.


Предлагать сегодня Иосифу Зисельсу выбор между Щекиным и Левитасом, с одной стороны, и Иваном Дзюбой и Мирославом Поповичем, с другой, — значит или не понимать всей его жизни, или, игнорируя его жизнь и нравственную позицию, пытаться им манипулировать. Только черное и белое, только злодеи и ангелы — это или из большевистского прошлого, или из плохой литературы...


Далее, о фактических неточностях в статье.


1. Заявление т.н. Совета от 20 февраля не содержало прямого приглашения Вааду Украины войти в состав упомянутого Совета. В нем говорилось о том, что Совет считает необходимым присутствие представителя Ваада в Совете, но Зисельс им быть не может...

Это напоминает известную юмористическую сцену на улице. Один прохожий спрашивает у другого:«Вы не знаете, который час?» «Знаю», — отвечает тот и идет дальше.


Или другая аналогия — на этот раз из жизни. Примерно полтора года назад встретились на «Бар мицве» у сына Моше Реувена Асмана Вадим Рабинович и Иосиф Зисельс. Рабинович подошел к Зисельсу и предложил помириться, против чего Зисельс, естественно, не возражал.


— Если надо, я могу извиниться за прошлое, — предложил Рабинович.
— Надо, — ответил Зисельс.


Как можно догадаться, никаких извинений так и не последовало.


2. Иосиф Зисельс не вызывал Моше Реувена Асмана и Якова Дов Блайха на раввинский суд.
Когда в начале марта было получено Заявление т.н. Совета с предупреждением о возможности объявления Иосифа Зисельса «персоной нон грата», последний обратился к раввину Зееву Мешкову с просьбой организовать раввинский суд «завло», чтобы данным судом рассмотреть иск Иосифа Зисельса к группе еврейских функционеров (чьи подписи появились затем под известным «Заявлением»), безосновательно обвинивших его в разжигании антисемитизма и межнациональной розни. Кроме непосредственной задачи удовлетворения иска, Иосиф Зисельс обращением в раввинский суд хочет создать прецедент разрешения споров в еврейской общине и, в частности, противодействия заведомо ложным клеветническим измышдениям. (От редакции: Раввинский суд «завло» — разновидность третейского суда, когда каждая из сторон-участников конфликта выбирает себе раввина, которому доверяет, а два раввина приглашают третьего раввина, которому доверяют первые два.)
3. Заявление т.н. Совета не явилось ответом на обращение в раввинский суд «завло», но стало продолжением реализации плана ряда еврейских функционеров, о котором говорилось в предисловии к данной статье.


Заявление Совета появилось бы в любом случае перед планируемым той же группой лиц мероприятием с претенциозным названием «Съезд евреев Украины».

Собственно, именно съезд и должен, по замыслу этих лиц, изменить картину представительства евреев Украины перед властью и международными еврейскими организациями.


4. Понятно, что появление такого Заявления не могло оставить равнодушными многих, кому небезразлична судьба еврейской общины в Украине.


Выйдет ли наша община из нового испытания с чувством пережитого кризиса и обретенного чувства собственного достоинства или продолжит сползание в мафиозное существование — зависит только от нас с вами.

Уже сейчас в лавине откликов на Заявление можно различить, в основном, искреннее сочувствие, поддержку, желание сплотиться с порядочными людьми и вместе дать отпор демагогам и провокаторам.


К сожалению, не все авторы откликов руководствовались только указанными мотивами. Некоторые пытаются (причем вполне профессионально и ярко) использовать ситуацию, сложившуюся вокруг Иосифа Зисельса, для решения собственных проблем и продолжения своих войн, при этом искренне полагая, что благородные намерения и светлая цель оправдывают любые средства.

По нашему же убеждению, во-первых, никакая цель не может оправдывать любые средства, включая попытку манипулировать человеком. Во-вторых, мы убеждены, что дело это попахивает не временами и нравами, описанными Р.Л. Стивенсоном, а гораздо более близкими к нам. Вспомните коммунистические лозунги: «Кто не с нами, тот против нас».